Apollo 15 Аполлон 15

Flag
Flag
43
25
9
26.07.1971 13:34:00
07.08.1971 20:45:53
12 д 7 ч 11 м 53 с
(305 ч 11 м 53 с)
74
2 050 524 км
30.07.1971 22:16:29
02.08.1971 17:11:22
66 ч 54 м 53 с
26,1322° с.ш., 3.6339° в.д.
Индевор (Endeavor)
Фалькон (Falcon)
Юджин Сернан, командир
Джо Энгл, пилот лунного модуля
Рональд Эванс, пилот командного модуля

Photo

Дэвид Скотт
(командир)

Flag

Астронавт № 26

Астронавт США № 15

Скотт: 3-ий полёт

Суммарное время: 22 д 18 ч 54 м 13 с
(546 ч 54 м 13 с)

Альфред Уорден
(пилот командного модуля)

Flag

Астронавт № 54

Астронавт США № 29

Уорден: 1-ый полёт

Суммарное время: 12 д 7 ч 11 м 53 с
(305 ч 11 м 53 с)

Джеймс Ирвин
(пилот лунного модуля)

Flag

Астронавт № 55

Астронавт США № 30

Ирвин: 1-ый полёт

Суммарное время: 12 д 7 ч 11 м 53 с
(305 ч 11 м 53 с)


Девятый пилотируемый полёт по программе Аполлон. Четвёртая высадка астронавтов на Луне. Дэвид Скотт и Джеймс Ирвин - седьмой и восьмой астронавты на Луне.

ВКД

Дэвид Скотт, Альфред Уорден и Джеймс Ирвин.

ВКД

Дэвид Скотт на Луне.

ВКД

Джеймс Ирвин на Луне около лунного автомобиля.

ВКД

Дэвид Скотт на Луне.

ВКД

Джеймс Ирвин на Луне.

ВКД

Карта места посадки Аполлона-15 с указанием трех запланированных маршрутов.

ВКД

Камень, получивший название «Великий Скотт», весит 21 фунт и является самым большим образцом, доставленным с Луны.

ВКД

Приводнение на двух парашютах.

ВКД

Скотт, Уорден и Ирвин в Лондоне и лунным камнем.

НАСА называет имена членов экипажа Аполлона-15.

26 марта 1970 года НАСА официально объявило имена экипажа Аполлона-15, запланированной пятой миссии по высадке на Луну. Во время объявления, примерно за две недели до запуска Аполлона-13, в планах НАСА указывалось, что Аполлон-15 будет последней из миссий класса H с целевым запуском примерно в марте 1971 года. Миссии класса H, такие как миссии с Аполлон-12 до Аполлон-14, включали две экскурсии на поверхность Луны во время примерно двухдневного пребывания на Луне. Как и планировалось для Аполлона-14, Скотт и Ирвин будут использовать колесное транспортное средство, похожее на тележку для гольфа, для перевозки своих инструментов и сбора лунных образцов, а также для помощи в развертывании пакета экспериментов на поверхности Луны. Менеджеры еще официально не выбрали место для посадки Аполлона-15, но район Дэви-Рилл привлек геологов как обладающий большим научным потенциалом.

Основной экипаж Аполлона-15: командир Дэвид Р. Скотт, пилот командного модуля Альфред М. Уорден и пилота лунного модуля Джеймс Б. Ирвин. Ранее экипаж служил дублирующим экипажем в миссии Аполлон-12 в ноябре 1969 года, что соответствовало общей схеме назначения дублирующего экипажа в качестве основного экипажа тремя миссиями позже. Скотт, выбранный в качестве астронавта в 1963 году, должен был совершить свое третье путешествие в космос, побывав пилотом на Джемини-8 в 1966 году и в качестве пилота Аполлона-9 в 1969 году, полет, завершивший первое испытание лунного модуля с экипажем на околоземной орбите. Уорден и Ирвин были выбраны в 1966 году и должны были совершить свои первые полёты в космос на Аполлоне-15, хотя Ирвин приобрел большой опыт работы с лунным модулем, участвуя в испытаниях в барокамере для испытания лунного модуля в 1968 году.

Скотта, Уордена и Ирвина поддерживали Ричард Ф. Гордон, Вэнс Д. Бранд и Харрисон Х. «Джек» Шмит. Гордон, как и Скотт, выбранный в 1963 году, ранее летал на Джемини-11 в 1966 году и совсем недавно был пилотом командного модуля Аполлона-12, второй миссии с посадкой на Луну в ноябре 1969 года. Бранд и Шмитт оба были новичками космических полётов. Бранд был выбран в астронавты в 1966 году. Шмитт был одним из пяти ученых-астронавтов, выбранных НАСА в 1965 году, и как единственный геолог в отряде астронавтов участвовал в геологической подготовке предыдущих экипажей Аполлонов. Его назначение в дублирующий экипаж с предполагаемым назначением в будущем подчеркнуло возрастающее внимание НАСА к получению высококачественных научных данных от миссий Аполлон.

Чтобы еще больше подчеркнуть растущее внимание к науке, НАСА выбрало трех ученых-астронавтов в качестве членов экипажа поддержки Аполлона-15 - физика Джозефа П. Алена и астрономов Карла Г. Хенице и Роберта А.Р. Паркера. Все трое были отобраны в 1967 году во вторую группу ученых-астронавтов.

Потенциальное место посадки Аполлона-15 - Дэви Рилл или Цепь кратеров Дэви, расположены в восточной части большой впадины с разорванным кольцом в северо-восточном углу Моря Облаков (Mare Nubium). Особенности, представляющие интерес для геологов, включают материалы выбросов от удаленных ударов, поверхностных контактов и небольших ударных кратеров, а также саму борозду. Геологи в то время считали более вероятным, что цепочка одинаковых кратеров образовалась в результате вулканизма, а не в результате ударов. На 10 градусах 52 минуты южной широты это было самое южное место посадки на тот момент. Тем временем на различных предприятиях подрядчиков завершалась сборка космического корабля Аполлон-15 и ракеты Сатурн-5.

Три месяца до старта Аполлона-15.

В апреле 1971 года основной экипаж Аполлона-15 в составе командира Дэвида Р. Скотта, пилота командного модуля Альфреда М. Уордена и пилота лунного модуля Джеймса Б. Ирвина, а также их дублеров Ричарда Ф. Гордона, Вэнса Д. Брэнда и Харрисона Х. «Джек» Шмитта продолжал тренироваться для своей миссии по исследованию Хэдли-Апеннинской области Луны, приземлившись возле извилистого каньона под названием Хэдли Рилле. За три месяца до запланированного на 26 июля 1971 года запуска астронавты продолжали заниматься геологической подготовкой — областью, которой уделялось повышенное внимание в их миссии, а также испытаниями своего космического корабля. Они также испытали новое дополнение к своей миссии – лунный вездеход, чтобы увеличить дальность своих экскурсий по лунной поверхности. Астронавты также осматривали свой космический корабль, готовясь к тому, чтобы наземные бригады установили его на ракете Сатурн-5.

После трех успешных посадок на Луну НАСА продемонстрировало не только безопасную посадку и возвращение астронавтов, но и точное приземление, позволяющее исследовать интересные с научной точки зрения места. Последние три миссии Аполлона, Аполлон 15, 16 и 17, представляли собой резкое увеличение научных возможностей по сравнению с более ранними полётами. Усовершенствования космического корабля позволили не только дольше оставаться на поверхности Луны, но и увеличить грузоподъемность, что позволило Аполлону-15 иметь на борту 1200 фунтов (544 кг) научных экспериментов, что в шесть раз больше, чем на Аполлоне-11, и вдвое больше, чем на Аполлоне-14. Пожалуй, самое значительное улучшение включало разработку компанией Боинг в Кенте, штат Вашингтон, лунного вездехода, который предоставил астронавтам гораздо больший диапазон для проведения своих геологических исследований. Отсек модуля научных приборов (SIM-отсек), добавленный к служебному модулю, позволил проводить различные наблюдения за поверхностью с лунной орбиты, что было невозможно в более ранних полетах. Инструменты отсека научных приборов включали субспутник, который астронавты отправили на лунную орбиту для проведения долгосрочных исследований плазмы, частиц и магнитного поля вокруг Луны. И, наконец, усовершенствования ракеты-носителя Сатурн-5 позволили более тяжелому космическому кораблю выйти на орбиту.

Повышенное внимание к науке означало, что экипаж Аполлона-15 потратил много времени на изучение геологии, посещение многочисленных лекций геологов и изучение лунных пород, возвращенных предыдущими экипажами. В 1970 году астронавты Скотт и Ирвин и их дублеры Гордон и Шмитт, единственный геолог в отряде астронавтов, приняли участие в 12 полевых экспедициях, обучение координировал геолог Геологической службы США (USGS) Леон Т. «Ли» Сильвер (Leon T. “Lee” Silver) вместе с другими геологами. Во время некоторых учений технические специалисты смоделировали комнату научной поддержки в Центре управления полетами в Центре пилотируемых космических полётов, ныне Космическом центре имени Джонсона НАСА в Хьюстоне, с участием ученых-астронавтов, выступающих в качестве кэпкомов, как они могли бы во время фактической наземной деятельности во время миссии. Несколько руководителей полётов, в том числе Джеральд Д. «Джерри» Гриффин (Gerald D. “Gerry” Griffin), Глинн С. Лани (Glynn S. Lunney), Юджин Ф. «Джин» Кранц (Eugene F. “Gene” Kranz) и М.П. «Пит» Фрэнк (M.P. “Pete” Frank) посетили как минимум одну из геологических экскурсий. Уорден и Бранд, которые отвечали за наблюдения на лунной орбите, практиковали эти навыки во время облетов интересных с геологической точки зрения мест.

Скотт, Ирвин, Гордон и Шмитт начали новый 1971 год с визита 18 января в Килборн-Хоул, штат Нью-Мексико, где они совершили пешеходный переход в районе вулкана. Их сопровождали кэпкомы и научные сотрудники. На следующий день Уорден и Бранд завершили воздушную геологическую съемку в районе Эль-Пасо, штат Техас, чтобы подготовиться к наблюдениям с орбиты Луны. В феврале астронавты и их дублёры посетили кратер Убехебе (Ubehebe), большой вулканический объект в Долине Смерти в Калифорнии. Астронавты совершили несколько пешеходных переходов. Во время своего визита 11-12 марта в каньон Рио-Гранде недалеко от Таоса (Taos), штат Нью-Мексико, район, который больше всего напоминал посадочную площадку Хэдли-Апеннины, Скотт, Ирвин, Гордон и Шмитт совершили два перехода, используя наземную версию луномобиля. Все шесть астронавтов участвовали в геологических тренировках 28-30 апреля в вулканическом районе Косо-Хиллз (Coso Hills) недалеко от Чайна-Лейк (China Lake), Калифорния. Уорден и Бранд проводили аэрофотосъемку, а Скотт, Ирвин, Гордон и Шмитт совершили два пешеходных перехода, собрав образцы горных пород и почвы. Астронавты Аполлона-15 продолжали ежемесячные геологические экскурсии вплоть до своего запуска.

Когда астронавты не были в геологических полевых поездках, они испытывали свой космический корабль. Лунный модуль прибыл в космический центр в ноябре 1970 года, а командно-служебный модуль - в январе 1971 года. Начиная с марта основной и дублирующий экипажи испытывали лунный и командный модуль в барокамерах в здании управления пилотируемыми космическими полётами.

Луномобиль прибыл с завода компании Боинг в Кенте, штат Вашингтон, 15 марта. Скотт и Ирвин провели его проверку, в том числе в скафандрах. Через неделю техники установили луномобиль на лунном модуле для перемещению всего космического корабля в здание сборки для установки на ракете Сатурн-5 в начале мая.

Экипаж Аполлона-15 получил хорошие новости 28 апреля, когда НАСА объявило о решении прекратить 21-дневный послеполётный карантин, обязательный для предыдущих экипажей после возвращения с Луны. Исполняющий обязанности администратора НАСА Джордж М. Лоу (George M. Low) заявил, что анализ лунного материала, возвращенного миссиями Аполлон-11, 12 и 14, не выявил потенциально патогенных микроорганизмов, которые могли бы представлять угрозу для людей или другой земной жизни. После приводнения в конце миссии астронавтам Аполлона-15 не нужно было проходить строгий карантинный режим, начиная с мобильного карантинного комплекса на борту основного спасательного корабля и заканчивая лунной приемной лабораторией в Комическом центре.

Два месяца до старта Аполлона-15.

Поскольку до миссии Аполлон-15 на Луну оставалось всего два месяца, май 1971 года оказался напряженным для основного экипажа и их дублёров. В Космическом центре Кеннеди во Флориде они присутствовали при установки своей ракеты Сатурн-5 на стартовой площадке 39A, где наземные бригады готовили её к старту, назначенному на 26 июля. Астронавты потратили большую часть своего времени на подготовку к экскурсиям на поверхности Луны с использованием лунного вездехода и изучению лунной геологии во время нескольких полевых тренировок. В Мексиканском заливе отрабатывали спасательные работы после приводнения.

4 мая Скотт и Ирвин продемонстрировали луномобиль собравшимся журналистам в космическом центре. 8 мая 1971 года рабочие в здании вертикальной сборки транспортных средств установили космический корабль Аполлон-15, состоящий из командно-служебного модуля и лунного модуля внутри адаптера на вершине ракеты Сатурн-5. Три дня спустя в присутствии Скотта, Уордена и Ирвина весь комплекс покинул здание вертикальной сборки и отправился в 8-часовую поездку на стартовую площадку 39A. Наземные бригады на площадке начали подготовку ракеты и космического корабля к старту 26 июля 1971 года.

В течение 12-дневной миссии Скотт, Уорден и Ирвин планировали совершить пять выходов в открытый космос — первый выход в открытый космос на лунной поверхности, во время которого Скотт будет вставать через верхний люк лунного модуля, чтобы осмотреть и сфотографировать окружающий ландшафт, три экскурсии на поверхности Луны с использованием лунного вездехода для расширенных исследований и первый выход в открытый космос около Луны, проведенный Уорденом во время обратного перелёта от Луны, для извлечения кассет с пленкой из отсека модуля научных инструментов в служебном модуле космического корабля Аполлон. Скотт, Ирвин, Гордон и Шмитт провели несколько тренировок, чтобы отрепетировать свои экскурсии на поверхности Луны, включая использование лунного вездехода и проведение научных экспериментов на месте посадки. Скотт и Гордон практиковали посадку лунного модуля с помощью учебно-тренировочной машины для посадки на Луну на базе ВВС Эллингтон рядом с Центром пилотируемых космических полётов. Уорден и Бранд отрепетировали выход в открытый космос, чтобы извлечь кассеты с пленкой из отсека модуля научных инструментов. В связи с повышенным вниманием к научным исследованиям на Аполлоне-15 астронавты приняли участие в нескольких тренировках по геологии. Все шесть астронавтов вместе со вспомогательным персоналом и группой геологов отправились в Косо-Хиллз (Coso Hills) в Калифорнии 29-30 апреля, где астронавты практиковались в определении геологических особенностей во время имитации прогулок по Луне, в то время как Уорден и Бранд совершали облеты, как бы с лунной орбиты, чтобы определить места, представляющие интерес. Аналогичные действия астронавты проводили во время пролетов над северной Калифорнией 14 мая и наземных тренировок на полигоне в Неваде 20-21 мая.

Как и все предыдущие экипажи до них, астронавты Аполлона-15 участвовали в тренировках по спасению после приводнения в Мексиканском заливе. 28 мая Скотт, Уорден и Ирвин поднялись на борт учебной версии командного модуля Аполлон, которую моряки корабля «Ретривер» спустили в воду. Астронавты практиковались в выходе из корабля на спасательные плоты при помощи группы пловцов под руководством лейтенанта ВМС США Фреда В. Шмидта (Fred W. Schmidt). Один за другим астронавты, с помощью специальной секи подвешенной к вертолёту, поднимались на борт спасательного корабля. Дублёры Гордон, Бранд и Шмитт провели такую же тренировку 7 июня.

Месяц до старта Аполлона-15.

В июне 1971 года, когда до миссии Аполлон-15 оставался всего один месяц, основной экипаж, а также их дублёры подошли к концу подготовки к полёту. 12-дневная миссия по высадке на Луну, запуск которой запланирован на 26 июля, включала исследование региона Хэдли-Апеннины с первым использованием лунного вездехода во время трех выходов на поверхность Луны. Чтобы подготовиться, астронавты репетировали аспекты своего исследования Луны во время своей последней геологической экскурсии, а также готовились к посадке на лунную поверхность. Они также практиковались в развертывании и использовании наземных и орбитальных научных инструментов.

В Космическом центре Кеннеди НАСА во Флориде группа астронавтов тренировалась для своих экскурсий по поверхности Луны, надев скафандры с полным давлением, проводя научные эксперименты, аналогичные тем, которые будут проводиться на поверхности Луны, и управляя лунным автомобилем. Одновременно в Космическом центре наземные бригады продолжали готовить ракету-носитель к полёту. 22 июня инженеры завершили проверку готовности к полёту, убедившись, что все системы ракеты и наземное вспомогательное оборудование будут готовы к проведению демонстрационных испытаний с обратным отсчетом в середине июля, что является последним важным этапом перед стартом.

Астронавты Аполлона-15 Скотт и Ирвин и их дублёры Гордон и Шмитт при поддержке группы геологов завершили свою последнюю геологическую экскурсию 25 июня. Геологические особенности, в ущелье реки Литтл-Колорадо, использовались в качестве аналога Хэдли-Рилле на месте посадки в Хэдли-Апеннины на Луне

.

Действия имитировали вторую и третью экскурсии на поверхность и включали использование Geology Rover — учебной версии лунного автомобиля, построенной Геологической службой США. Астронавты использовали инструменты и камеры, идентичные тем, которыми они будут использовать на поверхности Луны. Чтобы добавить реалистичности упражнению, геологи укомплектовали комнату научной поддержки в Центре управления полётами, как и во время реальной миссии. Для полного эффекта астронавт Джозеф П. Аллен служил кэпкомом во время учений, как и во время миссии.

Помимо лунного автомобиля, еще одной новой функцией Аполлона-15 был модуль научных инструментов (SIM), позволяющий проводить расширенные научные наблюдения с лунной орбиты. SIM-карта, установленная в одном из секторов служебного модуля Аполлон, несла специализированные камеры и инструменты для сбора различных научных данных о Луне и ее окружающей среде. Новые инструменты включали лазерный высотомер для точного измерения высоты над лунной поверхностью; широкоформатная панорамная камера для картографирования, коррелированная с метрической камерой и лазерным высотомером для картографирования поверхности; гамма-спектрометр на 25-футовой (7,6 м)выдвижной стреле; масс-спектрометр на выдвижной штанге длиной 21 фут (6,4 м); рентгеновские и альфа-спектрометры; и субспутник, выведенный на лунную орбиту, с анализатором частиц и магнитометром. Кассеты с пленкой из камер будут извлечены во время выхода в открытый космос на обратном пути на Землю, и Уорден и его дублер Бранд репетировали действие в бассейне с нейтральной плавучестью.

Астронавты программы Аполлон использовали учебную машину для посадки на Луну на базе ВВС Эллингтон для подготовки к спуску на поверхность Луны. В общей сложности Скотт совершил 18 полётов на учебной машине, а его дублер Гордон летал на ней 14 раз. Кроме того, в 1969 году, будучи дублёром командира Аполлона-12, Скотт совершил еще 11 полётов на учебной машине. Гордон совершил свой последний полёт на учебной машине 26 июня, а Скотт - 2 июля. Затем оба получили право пилотировать лунный модуль на поверхности Луны.

В Управлении пилотируемых полётов в Космическом центре произошли некоторые изменения. 17 июня 1971 года астронавт Аполлона-7 Р. Уолтер Каннингем (R. Walter Cunningham) объявил о своем уходе из НАСА с 1 августа, чтобы занять должность вице-президента по операциям корпорации Century Development. Томас П. Стаффорд (Thomas P. Stafford), ветеран миссий Джемини VI, Джемини IX и Аполлон 10, был назначен заместителем директора FCOD и подчинялся директору Дональду К. «Дику» Слейтону (Donald K. “Deke” Slayton). Алан Б. Шепард (Alan B. Shepard), первый американец в космосе и недавний командир Аполлона-14, возобновил свои обязанности начальника отдела астронавтов.

Три недели до старта Аполлона-15.

За три недели до запуска 26 июля 1971 года миссии по высадке на Луну Аполлона-15 основной экипаж, состоящий из командира Дэвида Р. Скотта, пилота командного модуля Альфреда М. Уордена, пилота лунного модуля Джеймса Б. Ирвина и их дублеров Ричарда Ф. Гордона, Вэнса Д. Бранда и Харрисона Х. «Джек» Шмитта начали предполетную медицинскую изоляцию, чтобы свести к минимуму вероятность заражения и распространения инфекционного заболевания. Они продолжали репетировать различные аспекты своей предстоящей 12-дневной миссии на авиасимуляторах и тренироваться перед лунными походами, включая постановку научных экспериментов. Во время своего трехдневного пребывания на лунной поверхности астронавты планировали удвоить это время предыдущих миссий Аполлонов и, во время трех запланированных экскурсий, удаляться от лунного модуля на расстояние в 10 раз дальше, чем в предыдущих миссиях.

Основной и дублирующий экипажи Аполлона-15 начали предполетную медицинскую изоляцию 6 июля в рамках программы стабилизации здоровья лётного экипажа. В течение последних 21 дня перед любым запуском контакты экипажей и наземным персоналом строго ограничены, чтобы предотвратить распространение любых заразных заболеваний, которые могут повлиять на их здоровье и повлиять на окончательную подготовку и, возможно, на дату запуска. В рамках этих строгих ограничений астронавты репетировали развертывание восьми инструментов из пакета для экспериментов на поверхности Луны (ALSEP) в Космическом центре Кеннеди НАСА во Флориде.

В состав пакета АЛСЕП входили:

Ожидалось, что после развертывания на посадочной площадке Хэдли-Апеннины эти инструменты будут работать еще долго после того, как астронавты покинут лунную поверхность. Два дополнительных эксперимента, не входящие в пакет ALSEP, включали исследование механики грунта для изучения свойств лунного грунта и эксперимент по составу солнечного ветра для сбора образцов солнечного ветра для анализа на Земле.

В течение последних недель обучения астронавты Аполлона-15 провели много часов на тренажерах космического корабля, репетируя все аспекты своей миссии. Скотт и Ирвин провели множество тренировок на симуляторе лунного модуля, в то время как Уорден отрепетировал свое одиночное пребывание на лунной орбите на симуляторе командного модуля. Все три члена экипажа продолжали тренировки приводнения и входа в атмосферу на симуляторе командного модуля. На базе ВВС Эллингтон в Хьюстоне Скотт и его дублер Гордон 2 июля и 26 июня соответственно завершили свои последние полёты на учебной машине имитирующий посадку на Луну, имитируя последние несколько сотен футов спуска на лунную поверхность. Затем оба получили квалификацию для пилотирования лунного модуля на поверхности Луны.

Две недели до старта Аполлона-15.

Менее чем за две недели до старта лунной миссии Аполлон-15, инженеры Космического центра Кеннеди НАСА во Флориде 14 июля завершили демонстрационные испытания обратного отсчета. Генеральная репетиция для фактического обратного отсчета перед запуском состояла из двух частей. Испытания включали заправку ракеты топливом, как будто для полёта, с обратным отсчетом, заканчивающимся непосредственно перед запуском двигателя первой ступени, и в нем не участвовал экипаж. Затем последовало «сухое» испытание — сокращенный обратный отсчет без заправки ракеты, но с участием астронавтов Дэвида Р. Скотта, Альфреда М. Уордена и Джеймса Б. Ирвина на борту своего космического корабля, как будто в день запуска. Успешное завершение репетиции обратного отсчета открыло путь к началу фактического обратного отсчета перед стартом.

Специалисты в комнате управления стартом контролировали все аспекты обратного отсчета, как и во время фактического обратного отсчета перед стартом. Они завершили мокрый тест обратного отсчета 13 июля. На следующий день Скотт, Уорден и Ирвин, уже находящиеся в предполетной медицинской изоляции, оделись в скафандры и поднялись на борт своего космического корабля, оставаясь там до тех пор, пока тест обратного отсчета не достиг Т-0. Испытание прошло успешно, и 20 июля был открыт путь к старту на Луну. Астронавты продолжили последние приготовления к своей 12-дневной миссии, включая предполетные медицинские осмотры и подготовку к экскурсиям на поверхности Луны.

Последняя неделя перед запуском Аполлона-15.

В последнюю неделю перед стартом к Луне 26 июля 1971 года основной экипаж Аполлона-15, состоящий из астронавтов Дэвида Р. Скотта, Альфреда М. Уордена и Джеймса Б. Ирвина, а также их дублеров Ричарда Ф. Гордона, Вэнса Д. Бранда и Харрисона Х. «Джек» Шмитта завершили тренеровки в Космическом центре Кеннеди НАСА во Флориде. Первоначальный обратный отсчет начался 20 июля, а предстартовый отсчет — за два дня до запуска. Астронавты завершили свои последние тренировки, чтобы подготовиться к исследованию посадочной площадки Хэдли-Апеннины и проведению научных исследований на лунной орбите. Обучение включало вождение лунохода, финальные прогоны на симуляторах космического корабля, брифинги по геологии и полёты на реактивных самолетах для поддержания навыков пилотирования.

Аполлон-15 отправляется на Луну.

Четвертая миссия по высадке на Луну началась 26 июля 1971 года с запуска Аполлона-15. Гигантская ракета Сатурн-5 стартовала со стартовой площадки 39А в Космическом центре Кеннеди НАСА во Флориде с экипажем: командир Дэвид Р. Скотт, пилот командного модуля Альфред М. Уорден и пилот лунного модуля Джеймс Б. Ирвин. После того, как их ракета Сатурн-5 доставила их на парковочную орбиту вокруг Земли, снова включилась третья ступень, чтобы отправить их к Луне. После трехдневного полёта Скотт, Уорден и Ирвин прибыли на лунную орбиту 29 июля, чтобы подготовиться к посадке и исследованию участка Хэдли-Апеннины, а также провести научные исследования с лунной орбиты.

Предстартовый обратный отсчет для запуска Аполлона-15 начался 24 июля и прошел без каких-либо технических проблем. Инженеры в Центре управления стартом контролировали все аспекты обратного отсчета, включая окончательную заправку ракеты Сатурн-5. Скотт, Уорден и Ирвин съели свой традиционный завтрак со стейком и яйцами, прежде чем надеть скафандры и отправиться на стартовую площадку 39A, где они поднялись на борт своего космического корабля, в кабину командного модуля Индевор (Endeavour). Скотт занял левое сиденье, Уорден — среднее, а Ирвин — правое. Тысячи зрителей собрались на пляжах недалеко от космического центра, чтобы наблюдать запуск. Это было самое большое количество людей, наблюдавших за запуском пилотируемого космического корабля со времен запуска Аполлона-11 двумя годами ранее.

Обратный отсчет продолжался гладко, и погода была идеальной для старта. Взлёт произошел в 9:34 утра по восточному времени (13:34 по Гринвичу) 26 июля 1971 года. Через десять секунд после начала движения ракета покинула стартовую площадку, и ответственность за выполнение миссии переместилась из Центра управления стартом в Центр управления полётами (ЦУП) в Центре пилотируемых космических полётов в Хьюстоне. В ЦУП директор полёта Джеральд Д. «Джерри» Гриффин (Gerald D. “Gerry” Griffin) возглавил свою «Золотую» команду диспетчеров, которые следили за этой фазой миссии, а астронавт НАСА Ч. Гордон Фуллертон выступал в качестве кэпкома (capcom), человека, который общался напрямую с экипажем во время полёта. Двигатели ракеты отработали в течение 2 минут 41 секунды, ракета поднялась на высоту 40 миль (64 км), первая ступень была сброшена. Вторая ступень продолжала поддерживать подъем до 9 минут 9 секунд, выводя космический корабль почти на орбиту, после чего она тоже был сброшена, и включилась третья ступень. Она отработала две с половиной минуты, чтобы вывести Аполлон-15 на круговую парковочную орбиту высотой 106 миль (170 км) вокруг Земли. Теперь космонавты были в невесомости.

В течение следующих двух с половиной часов Аполлон-15, все еще вместе с третьей ступенью, вращался вокруг Земли, пока экипаж и Центр управления полётами оценивали состояние всех бортовых систем. Когда было установлено, что все системы находятся в хорошем состоянии, кэпком Фуллертон обратился к астронавтам: «Вы идёте на траекторию полёта к Луне». Двадцать минут спустя последовало второе включение третьей ступени, чтобы отправить Аполлон-15 с околоземной орбиты в сторону Луны. Двигатель третьей ступени отработал в течение 5 минут и 51 секунды, увеличив скорость Аполлона-15 до 24 220 миль в час (38 978 км в час), чтобы начать трехдневное путешествие к Луне.

Через двадцать минут после выключения двигателя третьей ступени Фуллертон сообщил экипажу, что они готовы к перестыковке. Через несколько минут Уорден отделил командно-служебный модуль Индевор от отработавшей ступени, на которой все еще находился лунный модуль Сокол (Falcon). Командный модуль Индевор отошел примерно на 50 футов (15 м), прежде чем развернуться и начать процесс сближения. Ирвин установил камеру в окне, и Центр управления полётами получил изображение лунного модуля, когда они медленно приближались к нему. Через несколько минут Уорден привёл космический корабль к лунному модулю, чтобы осуществить мягкую стыковку. Затем сработали замки, чтобы завершить жесткую стыковку. К завершению стыковочного маневра, через три с половиной часа после старта, Аполлон-15 улетел на более чем 8500 миль (13 679 км) от Земли.

Одной из первых задач астронавтов было выравнивание давления между лунным модулем и командным модулем. Примерно через 45 минут после стыковки они отделились от уже отработавшей третьей ступени и наблюдали, как она отдаляется. Наземные диспетчеры направили отработанную третью ступень на траекторию столкновения с Луной, чтобы активировать сейсмометры, оставленные на поверхности экипажами Аполлона 12 и 14. Затем Скотт, Уорден и Ирвин сделали свой первый обеденный перерыв в полёте. В Центре управления полётами «Золотая» команда Гриффина передала управление полётом директору полётов Милтону Л. Уиндлеру (Milton L. Windler) и его «Каштаново-коричневой» (Maroon) команде диспетчеров, а астронавт Карл Г. Хенице (Karl Gordon Henize) заменил Фуллертона в качестве кэпкома. Хенице сообщил экипажу, что, поскольку третья ступень отработала на отлично, первый запланированный корректирующий маневр на полпути не потребуется. Астронавты сделали серию ультрафиолетовых фотографий Земли и Луны, а также несколько снимков в видимом диапазоне длин волн, на которых Земля была показана как уменьшающийся голубой шар. Они перевели свой космический корабль в режим пассивного теплового контроля или режим барбекю, в котором аппарат медленно вращался вдоль своей продольной оси для равномерного распределения температуры. После этого они съели свой первый ужин в космосе. После окончательного отчета о дне в Центре управления полётами Скотт, Уорден и Ирвин начали свой первый период сна в космосе через 15 часов после старта с Земли, которая сейчас находится на расстоянии почти 80 000 миль (128 747 км).

Пока экипаж спал, в Центре управления полётами директор полета Глинн С. Ланни и его «Черная» команда диспетчеров заняли свои позиции у консолей, а пилот резервного командного модуля Аполлона-15 Вэнс Д. Бранд стал новым кэпкомом. А поскольку запланированный период сна экипажа длился 10 часов, руководитель полетов Гриффин и его команда вернулись к своим консолям до того, как астронавты проснулись. Астронавт Джозеф П. Аллен занял должность кэпкона. Когда экипаж начал свой второй день в космосе, он пролетел более миль (193 121 км) от Земли. Через три часа Аполлон-15 прошел половину пути между Землей и Луной и находился на равном расстоянии 130 000 миль (209 214 км) от каждой из них. Астронавты провели краткий тест служебной двигательной установки, большого двигателя служебного модуля, чтобы выявить короткое замыкание в одном из переключателей управления, но не то, которое вызвало какие-либо опасения или серьезные изменения в плане полёта. Испытание также послужило небольшим корректирующим маневром на полпути для дальнейшего уточнения их и без того достаточно точной траектории. Их путь был настолько точным, что Центр управления полётами отменил третий запланированный корректирующий маневр.

«Каштаново-коричневая» команда диспетчеров под руководством директора полёта Уиндлера и кэпкома Хенице, вновь заняла свои места за консолями для следующего основного мероприятия дня — активации и проверки лунного модуля. Астронавты уравняли давление между двумя модулями, сначала открыли люк командного модуля, сняли стыковочный механизм, открыли люк лунного модуля и вошли в него. Экипаж включил цветную телевизионную камеру, и Центр управления полётами мог ясно видеть, как Скотт и Ирвин проверяют все переключатели лунного модуля, чтобы убедиться, что они находятся в правильном положении. Единственной проблемой, которую заметили астронавты, было треснувшее внешнее стекло на одном из приборов. Трансляция длилась около 50 минут, после чего все астронавты вернулись в Индевор. Команда руководителя полёта Ланни вместе с астронавтом Робертом А.Р. Паркером в роли кэпкома появилась за консолями как раз в тот момент, когда экипаж начал свой второй период сна, вскоре после того, как Аполлон-15 прошел половину времени своего путешествия к Луне, и который находился на расстоянии 164 000 миль (263 932 км) от Земли.

После спокойной ночи Скотт, Уорден и Ирвин проснулись, чтобы начать свой третий день в космосе, теперь на расстоянии 188 000 миль (302 556 км) от Земли. В Центре управления полётами директор полетов Гриффин и его команда диспетчеров вернулись на свои посты, включая Аллена в качестве кэпкома. После завтрака астронавты провели эксперимент с явлением визуальной световой вспышки (Light Flash Phenomenon Experiment), чтобы лучше охарактеризовать световые вспышки, о которых сообщали предыдущие экипажи Аполлона, особенно заметные в затемненном космическом корабле. Предположительно световые вспышки были вызваны космическими лучами, прошедшими через сетчатку глаза астронавтов. Во время эксперимента они продули лунный модуль до вакуума, а затем снова накачали его кислородом из командного модуля, чтобы заполнить его более чистым кислородом и избавиться от любых примесей. После обеда руководитель полетов Уиндлер и его команда, включая кэпкома Хенице, вернулись в Центр управления полётами, чтобы наблюдать за вторым переходом экипажа в лунный модуль, где они провели около двух часов, занимаясь уборкой и осмотром. По указанию Центра управления полётами экипаж устранил утечку в системе хлорирования воды в командном модуле перед сном. Корабль находится в 216 000 милях (347 618 км) от Земли. Полётный директор Ланни и его команда, включая кэпкона Паркера, вернулись к консолям на ночную смену. Пока астронавты спали, Аполлон-15 вошел в сферу влияния Луны и начал ускоряться по направлению к своей цели.

Когда Скотт, Уорден и Ирвин проснулись на четвертый день своего пребывания в космосе, расстояние до Луны сократилось до 20 700 миль (33 313 км). Рано утром команда Гриффина сменила команду Ланни за консолями, а Аллен заменил Паркера на посту кэпкома. После завтрака первая задача включала небольшую коррекцию траектории, запуск двигателя на 0,9 секунды. После маневра следующая задача заключалась в том, чтобы сбросить крышку, которая закрывала отсек модуля научных приборов на сервисном модуле. Модуль научных приборов содержал камеры и другие инструменты, а также субспутник для изучения Луны и ее окружения с орбиты. Панель размером 5 на 9 футов (1,5 на 2,7 м) защищала эти приборы во время запуска и транслунного перелёта. Поскольку для сброса крышки использовались пиропатроны, а также потому, что это была первая подобная процедура во время миссии Аполлона, в качестве меры предосторожности астронавты надели свои скафандры, но не герметизировали их. Вновь команда Уиндлера взяла на себя управление в Центре управления полётом, а Хенице теперь выступает в качестве кэпкома. Несколько часов спустя, как и в предыдущие лунные миссии, Аполлон-15 исчез за обратной стороной Луны, и связь с Центром управления полётами, как и ожидалось, прекратилась. Точно в назначенное время, через 78 часов и 31 минут после старта с Земли, Аполлон-15 запустил свой двигатель на 6 минут и 38 секунд, чтобы выйти на орбиту вокруг Луны.

Аполлон-15 на Луне в Хэдли-Апеннинах.

Аполлон-15 вышел на лунную орбиту 29 июля 1971 года. На следующий день астронавты Дэвид Р. Скотт и Джеймс Б. Ирвин отделили свой лунный модуль Сокол от Альфреда М. Уордена, который остался на орбите на борту командного модуля Индевор. Скотт и Ирвин приземлились на площадке Хэдли-Апеннины и совершили четыре выхода в открытый космос, в том числе три экскурсии с использованием лунного вездехода, в общей сложности продолжительностью19 часов. Они развернули экспериментальный пакет и собрали 170 фунтов (77 кг) образцов горных пород и почвы, чтобы вернуть их ожидающим ученым на Земле. Тем временем Уорден наблюдал и фотографировал лунную поверхность с орбиты. После 67-часового пребывания на поверхности Луны Скотт и Ирвин приготовились присоединиться к Уордену на орбите.

После старта 26 июля 1971 года из Космического центра Кеннеди НАСА во Флориде транслунный полет Аполлона-15 длился 78 часов. В течение четвертого дня пребывания астронавтов в космосе траектория их космического корабля проходила мимо переднего края Луны, и когда они исчезли за ней, как и ожидалось, все контакты с Центром управления полетами были прерваны. Тридцать минут спустя двигатель корабля отработал в течение 6 минут 38 секунд, чтобы вывести их на эллиптическую лунную орбиту с параметрами 194 на 68 миль (312 на 109 км). Когда они снова появились из-за Луны, Скотт сообщил Хьюстону: «Привет, Хьюстон, Индевор прибыл на конечную станцию с грузом, какое фантастическое зрелище». От ЦУПа кэпком Карл Г. Хенице ответил: «Прекрасные новости. Романтично, не так ли?» побуждая Скотта добавить: «О, это действительно фантастика!» Во время своего первого витка астронавты взволнованно комментировали, когда они пролетали над лунным ландшафтом, пролетая над местом посадки, все еще скрытым в предрассветной темноте. Хенице сообщил, что камеры и другие эксперименты в отсеке научного приборного модуля работают нормально.

В начале своего третьего оборота, снова над обратной стороной Луны, астронавты запустили двигатель на 25 секунд, чтобы понизить высшую точку своей орбиты с 194 миль (312 км) до 11 миль (17,7 км). Этот маневр сэкономит топливо в лунном модуле, поскольку он начнет снижение с меньшей высоты. Когда они вышли из-за Луны, Скотт сообщил: «Привет, Хьюстон, Аполлон-15. Корабль оказался на нужной орбите для начала спуска. Во время своего четвёртого оборота астронавты впервые пообедали на лунной орбите. Затем экипаж начал свой первый период сна на орбите вокруг Луны. Скотт, Уорден и Ирвин крепко спали до восьмого оборота вокруг Луны. Астронавты провели 15-минутную телетрансляцию, указывая на ориентиры, когда космический корабль пролетал над ними. Ночью неравномерная гравитация Луны привела к тому, что нижняя точка их орбиты опустилась до 8,7 миль (14 км), и потребовалось 19-секундное включение двигателя, чтобы поднять его обратно до более желаемых 11 миль. Пока астронавты выполняли маневр, в Центре управления полётами директор полета Глинн С. Ланни и его «Черная» команда диспетчеров заняли свои позиции у консолей, а астронавт Аполлона-14 Эдгар Д. Митчелл стал кэпкомом. После того, как они подошли к ближней стороне Луны во время своего 10-го оборота, астронавты впервые увидели место своей посадки, поскольку Солнце взошло над районом Хэдли-Апеннины.

Во время следующего оборота Скотт и Ирвин надели свои скафандры, вошли в лунный модуль и активировали его, оставив Уордена в командном модуле Индевор. Экипаж закрыл люки между модулями и приготовились к расстыковке на 12-ом витке. Пока Скотт и Ирвин готовились к спуску и посадке, Уорден запустил двигатель на четыре секунды, чтобы увеличить орбиту командного модуля до 69 миль (111 км). На 13-м обороте оба космических корабля снова появились из-за Луны и наблюдали и фотографировали место посадки Хэдли-Апеннины. В начале следующего оборота Сокол получил разрешение от кэпкома Митчелла в Центре управления полётами, чтобы начать спуск на поверхность Луны. Двигатель спускаемой ступени лунного модуля включился с тягой 10% в течение первых 26 секунд, а затем увеличил тягу до полной, чтобы спуститься с орбиты на поверхность. Скотт и Ирвин пролетели по более крутой траектории, чем их предшественники, чтобы преодолеть 12 000-футовый (3 657 м) хребет Апеннинских гор, которые стояли перед их посадочной площадкой. В начале спуска космический корабль находился в таком положении, что экипаж, по сути, лежал на спине, ногами вперед. На высоте около 6000 футов (1828 м) лунный модуль начал маневр тангажа. Скотт и Ирвин впервые увидели впереди свою посадочную площадку, с ясно видимым Хэдли Рилле и горой Хэдли, вырисовывающейся в нескольких сотнях футов над ними, слева от них. На высоте 400 футов (121 м) Скотт взял на себя ручное управление лунным модулем, а Ирвин следил за высотой и скоростью снижения. Первое свидетельство пыли, поднятой двигателем Сокола, произошло на высоте около 120 футов (36,5 м). На высоте 50 футов (15 м) над поверхностью Луны пыль закрыла им обзор. Пролетев последние несколько футов только с помощью приборов, Скотт и Ирвин приземлились на Луне, и Скотт сообщил в Центр управления полётами: «Хорошо, Хьюстон. Сокол находится на равнине в Хэдли».

После быстрой проверки систем лунного модуля Центр управления полётами дал Скотту и Ирвину разрешение оставаться на поверхности. Сокол приземлился задней посадочной ногой внутри неглубокой воронки, аппарат наклонился назад на 6,9 градуса и влево на 8,6 градуса, что находится в пределах допустимого диапазона для успешного взлета. После смены команд в Центре управления полётами, когда «Коричнево-каштановая» команда директора полёта Милтона Л. Уиндлера и астронавт Джозеф П. Аллен в качестве кэпкома заняла свои места у консолей, два астронавта подготовились к первому действию на поверхности — выходу Скотта в открытый космос. Примерно через два часа после приземления Скотт и Ирвин сбросили давление в лунном модуле и открыли верхний люк. Скотт встал на крышку двигателя, просунув голову и плечи в люк, осматривая место приземления. Со своей более высокой точки обзора, примерно в 23 футах (7 м) над поверхностью, Скотт сделал серию фотографий, пока он панорамировал вокруг, чтобы создать 360-градусный обзор места посадки, и давал комментарии геологам в Комнате научной поддержки управления полётами. Скотт снова спустился вниз, и они с Ирвином повторно герметизировали лунный модуль, завершив 33-минутный выход в открытый космос. Впервые на Луне астронавты сняли скафандры, готовясь к своему первому периоду сна. Руководители программы считали, что с учетом более длительного пребывания и опыта предыдущих миссий снятие скафандров для комфорта астронавтов перевешивает любые риски для безопасности. Скотт и Ирвин легли спать в своих гамаках.

Скотт и Ирвин хорошо выспались в свою первую ночь на Луне, хотя Центру управления полётами пришлось разбудить их примерно на час раньше, чтобы проконтролировать потенциальную утечку кислорода, которую астронавты устранили, закрыв клапан. Как только это было разрешено, они приступили к подготовке к первому из трех своих выходов на Луну. В это время кэпком Аллен вернулся к консоли, чтобы помочь им. Скотт и Ирвин надели скафандры, сбросили давление в лунном модуле, Скотт открыл люк и вышел наружу. Он потянул за шнур, который открыл цветную телевизионную камеру, чтобы зрители могли видеть, как он спускается по лестнице. Скотт спрыгнул на площадку для ног, а затем на саму лунную поверхность, сказав: «Находясь здесь среди чудес неизведанного в Хэдли, я как бы осознаю, что в нашей природе есть фундаментальная истина. Человек должен исследовать. И это величайшее исследование». Ирвин присоединился к нему на поверхности через восемь минут и собрал пробы грунта на случай непредвиденных обстоятельств. Затем они развернули лунный вездеход. Скотт совершил на нем краткий тест-драйв, став первым человеком, совершившим поездку по Луне. Они загрузили вездеход оборудованием, необходимым для первого перехода, в том числе установили телекамеру на транспортное средство, которым Эдвард И. «Эд» Фенделл (Edward I. “Ed” Fendell) управлял дистанционно из Центра управления полётами, чтобы не отставать от действий астронавтов.

Скотт и Ирвин отправились к своей первой остановке, направляясь на юго-юго-восток вдоль ручья Хэдли к кратеру Элбоу (Elbow), находящемуся в 3,2 километрах от них. На протяжении всего пути оба астронавта постоянно комментировали наблюдаемые ими геологические особенности. Они припарковали вездеход у кратера Элбоу и направили антенну с высоким коэффициентом усиления на Землю, чтобы обеспечить продолжение телевизионной передачи. Собрав геологические образцы, они сели на вездеход и совершили короткую поездку на юго-восток к второй остановке возле кратера Сент-Джордж на склонах мистера Хэдли. Скотт взял образцы из валуна, а Ирвин взял двойной образец керна с края кратера. Вернувшись на вездеход, они поехали вниз по склону обратно на север к лунному модулю, пропустив запланированную третью остановку, потому что они отставали по времени. Они припарковались рядом с Соколом, чтобы загрузить на вездеход некоторые из приборов для экспериментов на поверхности Луны. Скотт поехал, чтобы выбрать место развертывания примерно в 360 футах (109 м) к западу-северо-западу от лунного модуля, в то время как Ирвин нес оставшиеся инструменты. Затем двое объединились для развертывания экспериментов. Скотту было трудно просверлить отверстия, необходимые для эксперимента с тепловым потоком, из-за более твердой поверхности, чем ожидалось, поэтому Центр управления полётами сказал ему перейти к следующей задаче, вернуться и закончить бурение во время второй прогулки по Луне. Затем они поехали обратно к лунному модулю, где Скотт развернул эксперимент с коллектором солнечного ветра. Отряхнув друг друга от пыли, они отнесли образцы, собранные во время этой экскурсии в лунный модуль и закрыли люк. Первая прогулка астронавтов Аполлона-15 на Луне длилась рекордные на тот момент 6 часов 34 минуты. После заслуженного ужина и обсуждения с Центром управления полётами Скотт и Ирвин устроились на вторую ночь на Луне.

На следующее утро Скотт и Ирвин снова экипировались, разгерметизировали Сокол и спустились на поверхность Луны. Менее чем через час, загрузив луноход, они начали свой второй лунный поход, направляясь на юг от лунного модуля вдоль Фронта — северного склона горы Хэдли — к остановке 6. Они припарковали луноход на склоне в 11° примерно в 5 км от Сокола, на самом дальнем расстоянии от своего космического корабля. Скотт сделал фотографии, используя 500-миллиметровый телеобъектив, на котором Сокол выглядел как небольшой объект на расстоянии, затмеваемый пейзажем. Собрав множество образцов горных пород и почвы, в том числе образец керна, они упаковали вездеход и направились на запад, чтобы взять образцы большого, частично встроенного зеленоватого валуна на остановке 6а. Из-за 15-градусного уклона Ирвин держал вездеход устойчиво, пока Скотт исследовал валун. Затем они поехали на остановку 7 в кратере Шпора (Spur Crater), где среди других многочисленных образцов обнаружили белую кристаллическую породу, позже названную Генезис Рок (Genesis Rock). На обратном пути к лунному модулю они сделали короткую остановку у кратера Дюны (Dune) (остановка 4), чтобы взять пробы большого пористого валуна. Оттуда они проехали 3,4 км обратно к лунному модулю, установив лунный рекорд скорости в 12 км/ч. Вернувшись в Сокол, они выгрузили собранные образцы из вездехода. Ирвин остался рядом с лунным модулем, чтобы установить американский флаг, в то время как Скотт продолжал заканчивать буровые работы для эксперимента с тепловым потоком на площадке ALSEP. Ирвин вышел на участок ALSEP, чтобы провести эксперимент по механике грунта, выкопав траншею, а Скотт взял образец керна с помощью бура. Они вернулись в лунный модуль, Ирвин шел пешком, а Скотт вел вездеход. И снова они внесли собранные образцы в лунный модуль и вошли в него после пребывания снаружи в течение 7 часов и 12 минут, побив свой предыдущий рекорд. После быстрого обсуждения с Центром управления полётами и ужина они устроились на третью ночь на Луне.

Хорошо выспавшись, Скотт и Ирвин быстро позавтракали и подготовились к своей третьей и последней лунной прогулке — поездке на запад, к Хэдли-Рилле. Разгерметизировав лунный модуль, они спустились на поверхность и загрузили вездеход необходимым оборудованием. Скотт и Ирвин сделали цветные фотографии друг друга, салютующие американскому флагу, а затем Скотт поехал на территорию ALSEP, пока Ирвин шел. Оказавшись там, с большим трудом они собрали образец керна, пробуренный накануне. Они отправились на запад к борозде, остановившись на остановке 9, чтобы сфотографироваться и взять образцы возле кратера диаметром 15 метров. После этой короткой остановки они продолжили путь на запад к остановке 9а на краю Хэдли Рилл, чтобы сфотографировать западную сторону каньона взять керн и другие образцы. Они проехали короткий путь на северо-запад по краю борозды к остановке 10, чтобы еще раз сфотографировать западную стену каньона. Оттуда они проехали 2,5 км обратно к лунному модулю, по пути забрав образец керна на площадке ALSEP. Вернувшись к лунному модулю, они сфотографировали и свернули эксперимент с коллектором солнечного ветра для возвращения на Землю. Пока они продолжали упаковывать образцы и картриджи с пленкой, Скотт устроил демонстрацию физического эксперимента для телеаудитории на Земле.

«Ну, в левой руке у меня перо; в правой руке молоток. И я думаю, что одной из причин, по которой мы пришли сюда сегодня, был джентльмен по имени Галилей, который давным-давно сделал довольно важное открытие о падающих объектах в гравитационных полях. И мы подумали, где может быть лучшее место для подтверждения его выводов, чем на Луне. И поэтому мы решили попробовать это здесь для вас. Это перо оказалось соколиным пером нашего Сокола. И я брошу их здесь, и, надеюсь, они упадут на землю одновременно». Когда молоток и перо одновременно упали в лунную пыль, Скотт сказал: «Как насчет этого! Что доказывает, что г-н Галилей был прав в своих выводах».

Не упоминавшийся публично до послеполетной пресс-конференции экипажа, Скотт оставил на лунной поверхности мемориальную доску и статуэтку, посвященную астронавтам и космонавтам, погибшим при исполнении служебных обязанностей. Затем Скотт припарковал вездеход примерно в 500 футах (152 м) от лунного модуля, в таком положении, чтобы через несколько часов телекамера могла транслировать их взлет. Отряхнув друг друга в последний раз, Скотт и Ирвин снова поднялись по лестнице в лунный модуль. Они вновь герметизировали Сокол, проведя наружи 4 часа 50 минут.

Директор полёта Джеральд Д. «Джерри» Гриффин поздравил Скотта и Ирвина с их работой на лунной поверхности, сказав: «Вся команда управления полётами снимает шляпу перед вами за вашу прекрасную работу. Это было очень весело». Скотт ответил с благодарностью: «Ну, спасибо, Джерри. Мы хотели бы снять шляпы перед всей вашей командой. Ей-богу, вы, ребята, очень проницательны, и мы это ценим. Потому что ты знаешь так же хорошо, как и мы, что мы точно не справились бы без вас». Скотт и Ирвин занялись подготовкой к старту, который должен состояться всего через три часа.

Аполлон-15 возвращается домой.

2 августа 1971 года, после трех дней исследований на лунной площадке Хэдли-Апеннины, астронавты Аполлона-15 Дэвид Р. Скотт и Джеймс Б. Ирвин поднялись в верх на борту лунного модуля Falcon, чтобы соединиться с Альфредом М. Уорденом, который проводил научные исследования с лунной орбиты на борту командного модуля Индевор, чтобы охарактеризовать поверхность Луны и окружающую среду. Часть этих исследований включала вывод субспутника на лунную орбиту незадолго до того, как астронавты отправились обратно на Землю. Во время трехдневного путешествия домой Уорден совершил первый окололунный выход в открытый космос, чтобы извлечь кассеты с пленкой из камер, расположенных на служебном модуле космического корабля. Астронавты наблюдали полное лунное затмение, провели в полёте пресс-конференцию, чтобы рассказать журналистам о своей миссии, и подготовили свой космический корабль к входу в атмосферу и приводнению.

В течение трех дней, когда Скотт и Ирвин исследовали лунную поверхность, Уорден был занят на лунной орбите, управляя экспериментами и камерами модуля научных инструментов. Во время своих 34 витков вокруг Луны он фотографировал лунную поверхность, как видимую, так и менее хорошо изученную обратную сторону, нанес на карту химический состав лунной поверхности с помощью рентгеновского и гамма-спектрометров, нанес на карту общую геометрию поверхности Луны и измерил разреженную лунную атмосферу. Точное отслеживание орбиты Индевора позволило лучше охарактеризовать концентрации массы или масконы под лунной поверхностью, которые вызывают возмущения в траектории космического корабля.

После трех дней исследования лунной поверхности на участке Хэдли-Апеннины в конце третьей поездки Скотт и Ирвин в последний раз вошли в лунный модуль. Они сняли рюкзаки и бахилы и выбросили их в люк. Они сделали серию фотографий через окна лунного модуля, демонстрируя множество свидетельств своих исследований, включая их следы, следы, оставленные луноходом, и научные инструменты, которые они оставили после себя. Они восстановили давление в лунном модуле и подготовили его к взлету. Это включало укладку всего снаряжения, особенно 170 фунтов (77 кг) лунных образцов. В Центре управления полётами руководитель полётов Милтон Л. Уиндлер и его «Коричнево-каштановая» команда диспетчеров, включая астронавта Эдгара Д. Митчелла в качестве кэпкома, наблюдали за этой деятельностью. На последних этапах подготовки к старту Уорден в Индевор пролетел над головой Скотта и Ирвина, и трое астронавтов смогли поговорить друг с другом. Менее чем через три часа после входа в лунный модуль астронавты запустили двигатель своей подъемной ступени и стартовали с Луны после рекордного на тот момент пребывания на Луне - 66 часов 55 минут. Впервые Управление полётами, а также телезрители на Земле могли наблюдать за взлётом в прямом эфире благодаря телекамере на вездеходе, припаркованном примерно в 500 футах (152 м) от места взлёта. Чтобы подчеркнуть событие и привлечь внимание экипажа, Уорден сыграл отрывок из песни ВВС США, которую часто называют «Into the Wild Blue Yonder».

Подъемный двигатель Сокола отработал 7 минут 11 секунд, выводя его на первоначальную эллиптическую орбиту с параметрами 49 на 10 миль (78,8 на 16 км). Несколько орбитальных маневров приблизили Сокол и Индевор во время его 49-го витка вокруг Луны, а через два часа после старта с Луны два корабля состыковались на лунной орбите почти через 73 часа после разделения. Астронавты уравняли давление между двумя модулями, чтобы открыть люки, и Скотт сообщил в Хьюстон, что «Сокол вернулся на свой насест и собирается спать», имея в виду, что он и Ирвин выключают лунный модуль. Затем астронавты занялись перемещением образцов пород и другого снаряжения из Сокола в Индевор, а также любых ненужных предметов в обратном направлении, которые нужно было выбросить вместе с Соколом. Скотт и Ирвин использовали пылесос, чтобы удалить как можно больше пыли со своих скафандров. Во время предыдущих миссий экипажи снимали свои скафандры перед возвращением в командный модуль, но после гибели трех космонавтов экипажа советского корабля Союз-11 30 июня 1971 года в результате разгерметизации после пиротехнического разделения отсеков, руководители миссии Аполлона решили быть осторожными и предложили астронавтам Аполлона-15 надеть скафандры перед сбросом лунного модуля. Наконец, Скотт и Ирвин перебрались в Индевор и закрыли люк.

Сброс лунного модуля был отложен на один оборот, чтобы экипаж мог решить проблему герметичности люка командного модуля. Скотт сообщил: «Всё чисто, Хьюстон». Кэпком Роберт А.Р. Паркер ответил: «Надеюсь, вы отпустите его осторожно. Он был хорошенький». Индевор запустил двигатели, чтобы дистанцироваться от Сокола. После очень долгого дня астронавты поужинали и легли спать. Примерно через 90 минут после сброса лунного модуля Центр управления полётами передал команду двигателю подъемной ступени лунного модуля работать в течение 83 секунд, пока не опустеют топливные баки. Этот маневр схода с орбиты привел к тому, что ступень взлета упала на Луну примерно через 25 минут примерно в 58 милях (93 км) от места посадки Аполлона-15. Сейсмометры на площадках Аполлона 12, 14 и 15 зафиксировали удар.

Поскольку предыдущий день был таким длинным и утомительным, Центр управления полётами разрешил астронавтам спать допоздна, разбудив их во время 58-го оборота. В течение этого девятого дня в космосе астронавты продолжали работать с инструментами научного отсека и фотографировать с орбиты, а также повторяли эксперимент со вспышками света, который они проводили на пути к Луне. Они заснули во время своего 65-го оборота, и после еще одного спокойного ночного сна они проснулись, чтобы начать свой десятый день в космосе, ближе к концу своего 68-го оборота. Кэпком Карл Г. Хенице сыграл, в качестве музыки для пробуждения, музыку Рихарда Штрауса «Also Sprach Zarathustra», ставшей популярной после исполнения в фильме «2001: Космическая одиссея». Астронавты завершили орбитальную научную деятельность. На 73-м обороте они немного подняли свою орбиту с помощью короткого 3,4-секундного включения двигателя служебной двигательной установки. Большая высота обеспечила ожидаемый срок службы в один год на орбите 80-фунтового спутника Particle and Fields, который они высвободили из отсека научных приборов на лунную орбиту примерно через час и 20 минут во время их 74-й и последней орбиты вокруг Луны. Пятьдесят минут спустя Аполлон-15 в последний раз скрылся за Луной, и во время этого последнего облёта Луны включил двигатель на 2 минуты 21 секунду для перехода на траекторию полёта к Земле. Индевор провел на лунной орбите рекордные для того времени 145 часов 13 минут.

Когда Аполлон-15 приблизился к видимой стороне Луны, Скотт по радио передал в Центр управления полётами: «Привет, Хьюстон. Индевор на пути домой». В течение следующих нескольких часов астронавты описывали сцену быстро уменьшающейся Луны, когда они приближались к Земле. Они сделали серию фотографий удаляющейся Луны, и камеры научного отсека также продолжали делать снимки. Чтобы поддерживать тепловой баланс на своем космическом корабле, они поместили его в пассивный термоконтроль, также известный как режим барбекю, вращая его вдоль своей продольной оси со скоростью три оборота в час. К тому времени, когда они легли спать, чтобы закончить свой 10-й день в космосе, они удалились на 16 380 миль (26 361 км) от Луны.

Когда астронавты проснулись на свой 11-й день в космосе, Аполлон-15 пролетел более 30 000 миль (48 280 км) от Луны. И поскольку их траектория была очень точной, кэпком Джозеф П. Аллен сообщил им, что в запланированном на то утро корректирующем маневре на полпути нет необходимости. Через три часа после их пробуждения Аполлон-15 вернулся в гравитационную сферу влияния Земли и начал медленно ускоряться к своей цели, до которой оставалось еще 57 часов. В Центре управления полётами «Золотая» команда Джеральда Д. «Джерри» Гриффина сменила «Коричнево-каштановую» команду Уиндлера, а Хенице сменил Аллен на посту кэпкома. Все трое астронавтов надели свои скафандры, готовясь к выходу Уордена в открытый космос, чтобы извлечь кассеты с пленкой из камер в научном отсеке — это был первый выход в открытый космос в окололунном пространстве. Все астронавты дублирующего экипажа Аполлона-15 в составе Ричарда Ф. Гордона, Вэнса Д. Бранда и Харрисона Х. «Джек» Шмитта присоединилась к Аллену у консоли кэпкома, чтобы наблюдать за выходом Уордена. Когда Аполлон-15 находился в 200 000 миль (321 868 км) от Земли, Скотт сбросил давление в кабине и открыл боковой люк. Сначала Уорден выбросил две сумки, наполненные ненужными вещами. Телевизионная камера, установленная на открытом люке, показала, как Уорден выходит из космического корабля и, используя поручни, перемещается к задней части научного отсека и встает на подножки, чтобы закрепиться. Он снял кассету с пленкой из панорамной камеры и переместился обратно к люку, где передал кассету Ирвину, стоявшему в открытом люке который передал ее Скотту внутри космического корабля. Уорден повторил процесс для контейнера Mapping Camera. На обратном пути Уорден заметил Ирвина в открытом люке с Луной позади него, что заставило его прокомментировать: «Джим, ты выглядишь совершенно фантастически на фоне этой Луны сзади. Это действительно невероятно, замечательно». Выполнив свои задачи, Уорден снова вошел в командный модуль и закрыл люк. Скотт восстановил давление в кабине, и все трое сняли скафандры. Выход в открытый космос длился 39 минут. Остаток дня астронавты занимались фотографированием и научными экспериментами. К тому времени, когда они легли спать, расстояние до Земли сократилось примерно до 174 000 миль (280 025 км).

6 августа, когда Скотт, Уорден и Ирвин проснулись для своего 12-го и последнего полного дня в космосе, расстояние до Земли уменьшилось до 152 000 миль (244 620 км), а их скорость продолжала расти. Ночью Аполлон-15 стал самой продолжительной миссией Аполлона того времени, превзойдя рекорд Аполлона-7 в 10 дней 20 часов и 9 минут. В качестве пробуждающего звонка кэпком Аллен приветствовал весь экипаж песней «Anchors Aweigh», неофициальной песней ВМС США, возможно, в качестве напоминания о том, что чуть более чем через день командный модуль Индевор, названный в честь парусного корабля, будет качаться на волнах Тихого океана. Он сообщил им, что их траектория все еще была настолько точной, что запланированный маневр коррекции курса в тот день не требовался. Астронавты продолжили научные эксперименты, в том числе еще один эксперимент со вспышками света. Они наблюдали полное лунное затмение со своего уникального наблюдательного пункта. Когда затмение приблизилось к завершению, они провели телевизионную пресс-конференцию, на которой кэпком Хенице зачитывала вопросы репортеров астронавтам с 12-дневными бородами. Ближе к концу пресс-конференции они установили телекамеру в окно космического корабля, обеспечив прекрасный вид на Луну, когда она выходила из затмения. Они завершили размещение всех предметов в космическом корабле, готовясь к приводнению на следующий день. Когда Скотт, Уорден и Ирвин в последний раз легли спать в космосе, Земля находилась всего в 100 000 миль (160 934 км) от них и быстро приближалась.

Аполлон-15 вернулся домой с Луны.

7 августа 1971 года астронавты Аполлона-15 Дэвид Р. Скотт, Альфред М. Уорден и Джеймс Б. Ирвин завершили свою успешную 12-дневную миссию по высадке на Луну приводнением своего командного модуля Индевор (Endeavour) в Тихом океане. Один из трех основных парашютов разрушился при спуске, но не причинил вреда астронавтам. Спасатели с авианосца Окинава наблюдала за спуском и приводнением и подняли астронавтов и их космический корабль на борт. Скотт, Уорден и Ирвин были первым экипажем, высадившимся на Луну, которому не потребовалось проходить трехнедельный послеполётный карантин. Представители НАСА, ВМС США и ВВС США приветствовали астронавтов, когда они вышли из спасательного вертолета. Они провели свою первую ночь на Земле на борту Окинавы, прежде чем отправиться домой в Хьюстон.

Когда Скотт, Уорден и Ирвин проснулись после своего последнего ночного сна в космосе, Индевор сократил расстояние до Земли до 62 000 миль (99 779 км), и их скорость продолжала увеличиваться. В Центре управления полетами в Центре пилотируемых космических кораблей директор полёта Милтон Л. Уиндлер и его «Коричнево-каштановая» команда диспетчеров, включая кэпкома Джозефа П. Аллена, сопровождали миссию во время сна экипажа и рано утром. Аллен сыграл гавайскую военную песнь гавайского музыканта Эла Кеалохи Перри в качестве музыки для пробуждения, разбудив астронавтов ото сна. За окнами космического корабля относительный размер Земли увеличился, но видимая часть уменьшилась до тонкого полумесяца, и с точки зрения астронавтов было освещено лишь около 10 процентов планеты. Директор полёта Юджин Ф. «Джин» Кранц и его «Белая» команда, включая капитана Роберта А.Р. Паркера приняла на себя сопровождение в Центре управления полетами, чтобы провести экипаж до приводнения. Готовясь к входу в атмосферу и приводнению, астронавты в последний раз выключили приборы в отсеке научно-инструментального модуля.

Основная задача на утро заключалась в незначительной корректировке курса с использованием двигателей системы управления служебного модуля, чтобы немного изменить траекторию космического корабля для входа в атмосферу и привести корабль ближе к намеченной точке приводнения. 22-секундное включение двигателя произошло, когда Аполлон-15 находился на расстоянии 49 000 миль (78 857 км) от Земли. Астронавты включили двигатели системы управления командного модуля, чтобы подготовить его к входу в атмосферу, и отделили его от служебного модуля на высоте чуть более 3000 миль (4 828 км). Командный модуль Индевор был сориентирован так, чтобы его теплозащитный экран был обращен в направлении полёта. Командный модуль входит в верхние слои атмосферы Земли на высоте около 400 000 футов (121,9 км), со скоростью 24 580 миль в час (39 557 км в час). Вокруг корабля образуется плазменная оболочка, которая блокирует связь примерно на три с половиной минуты. Из-за быстрого торможения астронавты ненадолго испытали перегрузки величиной около 6,2G.

После отключения радиосвязи Индевор сбросил свой теплозащитный экран и верхнюю крышку, на высоте 24 000 футов (7 315 м), чтобы сначала развернуть два тормозных парашюта, чтобы помочь стабилизировать и замедлить космический корабль до 170 миль в час (273 км в час). На высоте 10 000 футов (3 048 м) раскрылись три основных парашюта шириной 83 фута (25 м). Примерно на высоте 6000 футов (1828 м) один из основных парашютов разрушился, скорее всего, из-за того, что оставшееся топливо было сброшено за борт, повредив свободные концы парашюта и стропы подвески. Система посадки Аполлон была разработана для безопасного приземления всего с двумя парашютами, третий добавлял дополнительный запас прочности. В результате разрушения одного парашюта Аполлон-15 приводнился со скоростью 22 мили в час (35 км в час) вместо ожидаемых 19 миль в час (30 км в час), и астронавты никак не пострадали. Точка приводнения в 330 милях (531 км) к северу от Гонолулу находилась в 1 миле (1,6 км) от цели и примерно в 6 милях (9,6 км) от основного спасательного корабля U.S.S. Окинава. Миссия продолжительностью 12 дней 7 часов и 12 минут стала самой продолжительной миссией Аполлона на тот момент.

Спасение астронавтов Аполлона-15 после приводнения было проще, чем в предыдущих миссиях по высадке на Луну, поскольку НАСА решило отменить послеполетный карантин, предназначенный для предотвращения возможного заражения Земли лунными микроорганизмами. Опыт Аполлона 11, 12 и 14 ясно указывали на то, что на Луне не было никакой жизни. В течение 39 минут с помощью пловцов из оперативной группы 130, Тихоокеанской зоны спасения, Скотт, Уорден и Ирвин вышли из Индевора на спасательный плот, были подняты на борт спасательного вертолета и доставлены на борт Окинавы. На корабле их приветствовали командир корабля капитан Эндрю Ф. Хафф, директор MSC Роберт Р. Гилрут, представители ВМС и ВВС США, а также сотни ликующих моряков. В Центре управления полётами комната была заполнена не только сотрудниками, но и многими VIP-персонами, и обычные сигары зажигались, как только Скотт, Уорден и Ирвин выходили из спасательного вертолета и ступали на палубу корабля. Моряки доставили Индевор на борт экипажа Окинавы через 55 минут после экипажа.

После приветственного приема на корабле Скотт, Уорден и Ирвин прошли медицинский осмотр, и врачи констатировали их отличное здоровье после путешествия на Луну и обратно. Капитан корабля устроил в их честь обед, во время которого поблагодарил команду спасателей за отличную работу. Астронавты провели свою первую ночь на Земле на борту спасательного корабля, прежде чем отправиться обратно в Хьюстон.

Астронавты Аполлона-15 возвращаются в Хьюстон.

После приводнения 7 августа 1971 года в Тихом океане, которое завершило их 12-дневную миссию по высадке на Луну, астронавты Аполлона-15 Дэвид Р. Скотт, Альфред М. Уорден и Джеймс Б. Ирвин отправились обратно в Хьюстоне. Проведя одну ночь на борту основного спасательного корабля U.S.S. Окинава и короткой остановки в Гонолулу, они сели на самолет, направляющийся в Хьюстон, где они воссоединились со своими семьями. Не подвергаясь послеполетному карантину, как астронавты предыдущих экипажей после посадки на Луну, они вернулись к работе на следующий день. Лунные образцы, которые они собрали, вернулись на отдельных самолетах в Хьюстон, в то время как их командный модуль Индевор отплыл обратно в Калифорнию на борту Окинавы, в конечном итоге вернувшись на завод для подробного послеполетного анализа.

Аполлон-15 приводнился в 330 милях (531 км) к северу от Гонолулу, завершив самую длинную на тот момент миссию по высадке на Луну. Поскольку НАСА отменило политику послеполетного карантина, Скотт, Уорден и Ирвин были тепло встречены официальными лицами НАСА, ВМС США и ВВС США, когда они вышли из спасательного вертолета на палубу Окинавы. Скотт, Уорден и Ирвин прошли тщательное медицинское обследование у лётных хирургов в медицинском отделе Окинавы. Президент Ричард М. Никсон позвонил им со своими поздравлениями и пригласил их и их жен (на самом деле Уорден был холост) на ужин в Белом доме. Они впервые приняли душ за 12 дней, съели свой первый некосмический обед за капитанским столом, каждый астронавт поблагодарил экипаж корабля за их работу, и провели свою первую ночь на Земле на борту Окинавы.

К утру следующего дня корабль прибыл в Гонолулу, и астронавты вылетели на вертолёте на близлежащую базу ВВС Хикам, где их приветствовали губернатор Гавайев Джон А. Бернс и другие местные высокопоставленные лица, а также большая и восторженная толпа. Затем они сели на самолет C-141 и совершили восьмичасовой перелет обратно на авиабазу Эллингтон в Хьюстоне, где воссоединились со своими семьями. Несмотря на дождливый воскресный вечер, их встретила большая толпа доброжелателей, сотрудников НАСА и официальных лиц города Хьюстон. Каждый астронавт сказал несколько слов о своей недавней миссии. После церемонии каждого астронавта вместе с семьями отвезли домой на правительственных машинах с шофером. К следующему утру, астронавты вернулись к работе в Центре пилотируемых полётов, ныне Космический центр имени Джонсона НАСА в Хьюстоне, для дальнейшего медицинского осмотра и начала длинной серии совещаний, чтобы подробно описать все аспекты своей миссии. 12 августа Скотт, Уорден и Ирвин провели пресс-конференцию в главном зале Космического центра. В дополнение к описанию их миссии и ответам на вопросы репортеров, Скотт впервые сообщил, что по завершении последней экспедиции на поверхность он разместил на лунной поверхности табличку с именами 14 погибших астронавтов и космонавтов, а также статуэтку павшего космонавта, созданную бельгийским художником Полом Ван Хойдонком. Скотт завершил пресс-конференцию цитатой греческого философа и историка Плутарха, которую он счел уместной для описания их недавно завершенной миссии: «Разум — это не сосуд, который нужно наполнить, а огонь, который нужно разжечь».

Окинава примерно через семь часов после приводнения прибыл на авиабазу Хикэм. Образцы и плёнки были перевезены на грузовой самолет. Первый самолет, перевозивший около половины из 170 фунтов (77 кг) лунных образцов, а также фотоплёнок и биологических образцов миссии, вылетел в США и прибыли на авиабазу Эллингтон 8 августа, примерно на 13 часов раньше астронавтов. Вторая партия образцов и плёнок прибыла через несколько часов после первой. Ученые из Лунной приемной лаборатории Космического центра почти сразу же начали документировать и исследовать некоторые образцы. Особый интерес представлял камень, получивший название «Великий Скотт», весом 21 фунт (9,5 кг), самый тяжелый образец, доставленный с Луны на тот момент. Позже ученые разрезали большой камень на более мелкие фрагменты и передали несколько фрагментов музеям по всему миру. Другим интересным образцом был так называемый «Скала Бытия», белый анортозит, названный так потому, что он считался одним из самых старых образцов. Образец почвы с зеленым оттенком также заинтересовал ученых. Через несколько дней после возвращения в Хьюстон, Скотт и Ирвин впервые увидели вернувшиеся образцы, в последний раз они видели их на поверхности Луны.

После приводнения спасательная группа доставила командный модуль на борт USS. Окинава, где официальные лица НАСА начали выгрузку части его содержимого, такого как лунные образцы, плёнки и биологические образцы экипажа. Индевор остался на борту Окинавы, когда он сделал короткую остановку в порту Гонолулу, а затем отплыл в Сан-Диего, прибыв на военно-морскую авиабазу Северного острова 16 августа. 20 августа Индевор отправилась на автомобиле к месту производства, на завод Rockwell в Дауни, штат Калифорния, где инженеры тщательно осмотрели космический корабль.

Действия после миссии астронавтов Аполлона-15.

Хотя их успешная 12-дневная миссия по высадке на Луну завершилась приводнением в Тихом океане 7 августа 1971 года, работа астронавтов Аполлона-15 Дэвида Р. Скотта, Альфреда М. Уордена и Джеймса Б. Ирвина продолжилась на много месяцев. После трех недель технических обсуждений в Центре пилотируемых космических полётов Скотт, Уорден и Ирвин, как и предыдущие астронавты Аполлона, много путешествовали, включая три международных поездки, чтобы осветить научные аспекты своей миссии.

24 августа Нью-Йорк приветствовал Скотта, Уордена и Ирвина часовым кортежем по Пятой авеню с тысячами доброжелателей, выстроившихся вдоль маршрута. Мэр Джон В. Линдсей приветствовал их на ступенях мэрии, сказав: «Вы снова показали нам, что американцы, работая вместе, могут воплотить великие мечты в реальность». Он вручил астронавтам Почетные медали города Нью-Йорка, а они подарили ему флаг, который был на борту Аполлона-15.

Позже в тот же день Генеральный секретарь ООН У Тан вручил им первые медали мира Организации Объединенных Наций, золотые медали со словом «мир» на пяти рабочих языках ООН. Скотт, Уорден и Ирвин, в свою очередь, вручили У Тану флаг ООН, который они брали с собой на Луну. Перед штаб-квартирой ООН в сопровождении посла США в ООН Джорджа Буша-старшего астронавты продемонстрировали генеральному секретарю луноход.

В выходные, посвященные Дню труда, астронавты вернулись в свои родные города для приветственных мероприятий — Скотт в Сан-Антонио, Уорден в Джексон, штат Мичиган, и Ирвин в Питтсбург.

9 сентября трое астронавтов отправились в Вашингтон, округ Колумбия, чтобы выступить на совместном заседании Конгресса. В предварительной речи об экономических программах президент Ричард М. Никсон поздравил астронавтов Аполлона-15, сказав: «В этом большом зале Конгресс воздаст должное трем замечательным американцам, вернувшимся с Луны. Это было великолепное достижение, ошеломляющее свидетельство их личного мастерства и мужества, а также того, чего могут достичь американские технологии». В отчете об их миссии Скотт сказал о лунных образцах Аполлона-15: «Когда я приблизился к фрагменту на склонах Апеннин, я понял, что он не был потревожен с тех пор, как жизнь вышла из океана на Земле». Уорден поделился своими впечатлениями, сказав: «Наши знания расширились. То, что мы видели, было континентами и океанами. После того, как мы покинули околоземную орбиту, и до конца полета мы смотрели на Землю». Ирвин описал их место высадки Хэдли-Апеннины как «дружелюбное, красивое место, похожее на долину в высоких горах земли; и с некоторой неохотой мы покинули эту долину на Луне».

Из столицы страны Скотт, Уорден и Ирвин отправились в Детройт, где 10 сентября Мичиганская ассоциация аэронавтики и космонавтики устраивала ежегодный банкет в соседнем Саутфилде, штат Мичиган. На следующий день они посетили выставку ассоциации в Willow Run. Их следующая остановка привела их в Солт-Лейк-Сити, где 14 сентября они выступили в знаменитой городской мормонской церкви.

В Чикаго 15 сентября мэр Ричард Дж. Дейли встретил астронавтов в аэропорту и почтил их парадом и специальным заседанием городского совета, на котором он вручил им почетные медали гражданства Чикаго. Скотт, Уорден и Ирвин подарили мэру флаг, который летал на Луну. На следующий день астронавты вылетели из Чикаго обратно в Вашингтон на ужин в Белый дом по приглашению президента Никсона. Они подарили президенту американский флаг, который они брали с собой на Луну, а он, в свою очередь, организовал личную экскурсию по Белому дому для жен и детей астронавтов.

В своем первом зарубежном путешествии после возвращения с Луны Скотт, Уорден и Ирвин отправились в Брюссель 19 сентября для участия в 22-м конгрессе Международной астронавтической федерации. На следующий день они выступили на открытии Конгресса, и Скотт отметил, что 9-футовый образец керна с места их посадки Хэдли-Апеннины, в котором выявил 58 различных слоев, представляющих обширную и сложную геологическую историю Луны. Они встретились с бельгийским королем Бодуэном и королевой Фабиолой, которые вручили им медали Ордена Леопольда, старейшего и высшего ордена Бельгии.

Из Брюсселя они вернулись в Вашингтон, где 22 сентября Скотт, Уорден и Ирвин получили престижную Мемориальную премию Дэвида Шиллинга Ассоциации ВВС в знак признания «их уникального вклада в пилотируемую космонавтику и науку». Награды экипажу продолжились 24 сентября в Академии ВВС США в Колорадо-Спрингс, где они были удостоены парада, а министр ВВС Роберт Симанс вручил Скотту, Уордену и Ирвину Военные медали за выдающиеся заслуги. На следующий день они посетили футбольный матч ВВС против Вайоминга.

29 сентября Скотт, Уорден и Ирвин вернулись туда, где двумя месяцами ранее начался их полет на Луну, в Космический центр Кеннеди НАСА во Флориде. Они обратились к 5000 сотрудникам в здании сборки транспортных средств, поблагодарив их за поддержку и подготовку их ракеты и космического корабля к полёту. Следуя традиции, заместитель директора Космического центра Майлз Росс подарил им фотографии их старта 26 июля, поскольку они были единственными тремя людьми, которые не видели его. На следующий день астронавты поблагодарили персонал ВВС США на близлежащей базе ВВС Патрик за их поддержку в подготовке миссии Аполлон-15 и вручили базе американский флаг, который они брали с собой на Луну.

Скотт, Уорден и Ирвин учились в Мичиганском университете и вернулись в свою альма-матер 1 октября. Они передали Университетский флаг в рамке и печать школьного факультета аэрокосмической техники, которые они брали с собой на Луну. На следующий день они посетили футбольный матч «Мичиган против флота» на стадионе Анн-Арбор. На церемонии в декабре 1971 года Скотт, Уорден и Ирвин получили почетные докторские степени в области авиационной техники.

7 ноября Скотт, Уорден и Ирвин вместе с женами Скотта и Ирвина (Уорден был холостяком) прибыли в Лондон на борту президентского самолета, чтобы начать двухнедельный тур доброй воли по пяти странам Европы с лекциями, чтобы обсудить результаты своей миссии с учеными и студентами и встретиться с местными высокопоставленными лицами. В Городском университете в Лондоне вице-канцлер профессор сэр Джеймс С. Тейт вручил каждому астронавту памятный диплом. На пресс-конференции Скотт заявил, что «миссии Аполлона доказали, что человек может выполнять достойную работу по исследованию космоса», и предсказал будущие колонии на Луне и возможное исследование планет человеком. Из Лондона астронавты и их жены вылетели в Стокгольм с кратким визитом в шведскую столицу.

Из Стокгольма они отправились в Мюнхен, прибыв в столицу Баварии 11 ноября. В Немецком музее они подарили директору Герберту Берту кусок теплозащитного экрана от своего командного модуля Индевор и осмотрели экспозицию музея. Их принимал премьер-министр Баварии Альфонс Госпел. Астронавты ответили на вопросы журналистов во время пресс-конференции.

Находясь в Баварии, астронавты наслаждались катанием на лыжах на склонах Цугшпитце, самой высокой вершины Германии высотой 9718 футов (2 962 м). Из Германии 15 ноября они вылетели в Милан, Италия, а затем в Рим, где имели частную аудиенцию у Папы Павла VI в Ватикане. 18 ноября они отправились в Париж, последнюю остановку своего турне доброй воли, встретившись с премьер-министром Франции Жаком Шабан-Дельмасом перед возвращением в Соединенные Штаты. 8 декабря они вернулись в Вашингтон, где на церемонии в Белом доме вице-президент Спиро Т. Агнью вручил им медали НАСА «За выдающиеся заслуги».

Гастроли астронавтов продолжились и новом году, когда они приняли участие в предматчевом конкурсе Orange Bowl 1 января 1972 года в Майами. Конкурс под названием «Первое десятилетие» был посвящен космической программе США. Когда 70 000 человек на стадионе и около 60 миллионов телезрителей наблюдали за происходящим, на одном из поплавков была копия лунного вездехода, и Скотт, Уорден и Ирвин вышли на поле на своих личных моторизованных поплавках. Конкурс завершился выступлением четырех марширующих оркестров в форме космического корабля Аполлон, исполнивших «Звездное знамя».

Две недели спустя Скотт, Уорден, Ирвин и их жены отправились во второй тур доброй воли в Европу, на этот раз в 10-дневный визит в Польшу и в Югославию. Они обсудили миссию Аполлон-15 с учеными из Института экспериментальной физики Варшавского университета и посетили дом астронома Николая Коперника в Торуне. Они прибыли в столицу Югославии Белград 22 января. Они встретились с государственными деятелями, учеными и студентами, а также стали почетными гостями Белградского международного кинофестиваля, на котором был показан их 15-минутный фильм «Прогулка по Луне». Президент Иосип Броз Тито, ярый поклонник космоса, принял их на своем горном курорте в Бледе в Словении. Они отправились в Загреб, столицу Хорватии, где встретились с политиками и учеными.

После их возвращения из международных путешествий президент Никсон снова пригласил астронавтов и их жен в Белый дом. 1 февраля на совещании в Овальном кабинете Астронавты поделились с Президентом впечатлениями о своих путешествиях, в частности о поездках в Польшу и Югославию. В конце встречи президент сказал астронавтам: «Ну, я должен вам сказать, мы гордимся вами. Здесь много людей, которые вас ценят». Далее он выразил надежду, что космический шаттл, программу, которую он поручил НАСА осуществить менее чем за месяц до этого, будет способствовать международному сотрудничеству, которые олицетворяли поездки Скотта, Уордена и Ирвина за границу.

В марте 1972 года Национальная авиационная ассоциация наградила Скотта, Уордена и Ирвина, а также Роберта Р. Гилрута, директора MSC с ноября 1961 года по январь 1972 года, престижной наградой Роберта Дж. Кольера. 31 мая вице-президент Агнью вручил трофей астронавтам Аполлона-15, «за демонстрацию превосходного мастерства и мужества», а Гилрута — как «представителя инженерного гения всей команды пилотируемых космических полётов».


Ссылки:
50 Years Ago: NASA Names Apollo 15 Crew
50 Years Ago: Three Months Until Apollo 15
50 Years Ago: Two Months Until Apollo 15
50 Years Ago: One Month Until Apollo 15
50 Years Ago: Three Weeks Until Launch of Apollo 15
50 Years Ago: Two Weeks Until Launch of Apollo 15
50 Years Ago: The Final Week Before the Apollo 15 Launch
50 Years Ago: Apollo 15 Launches to the Moon
50 Years Ago: Apollo 15 on the Moon at Hadley-Apennine
50 Years Ago: Apollo 15 Home from the Moon
50 Years Ago: Apollo 15 Heads Home to Earth
50 Years Ago: Apollo 15 Astronauts Return to Houston
50 Years Ago: Apollo 15 Astronauts Post Mission Activities

Самый продолжительный полёт:
06.06.1971 23 д 18 ч 21 м 43 с (570 ч 21 м 43 с) Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев

Наибольшее количесткво полётов: 4 Ловелл

Наибольшее суммарное время в космосе: 29 д 22 ч 4 м 55 с (718 ч 4 м 55 с) Джеймс Ловелл


previous home previous
2001 Antropos. Contact
Last update: Code: UTF-8.
Photos: NASA